Это препятствие заключается в том, что супруг, как и раньше, должен отдать бывшей жене часть хранившегося у него махра — своего рода неустойку за неудавшийся брак и отступное покидаемой жене. Еще когда обсуждался брачный контракт, обусловливалась сумма махра, которая делится на две части. Одна из них, махр му’аджаль, обычно не бывает особенно высокой, а вторая, махр муаджаль, определяется как можно большей. (В транслитерации эти два слова выглядят одинаково, так как в русском языке нет горловых и взрывных звуков, но по-арабски они читаются и пишутся с существенной разницей.) Таким образом, при условии уплаты калыма за невесту первая его часть, чтобы не служить препятствием к браку, снижается до минимума, но зато вторая, выплачиваемая в случае развода, назначается тем больше, чем выше материальный достаток жениха. При внушительном размере она может и отпугнуть мужа от расторжения брака. Получается, что заполучить жену куда дешевле, чем расстаться с ней. Ведь не у всякого наберутся большие деньги, чтобы заплатить кругленькую сумму за освобождение от супружеских уз.

Вообще в Иордании институт брака весьма почитаем, и в соответствии с бытующими в обществе строгими взглядами мужчине лучше к определенным годам быть женатым, чем, по выражению одного египетского писателя, выглядеть перед людьми словно «крышка без кувшина». Разумеется, несмотря на это, иорданцы, как и везде, разводятся, строят новые матримониальные планы, вступают в повторные браки и обращают очень мало внимания на едкую арабскую поговорку, которая гласит—«даже осел не попадает дважды в одну и ту же яму».

Издавна у иорданцев сложилась традиция иметь как можно больше детей (это одно из немногих свадебных пожеланий, которое выполняется молодоженами с наибольшей охотой). Половина населения страны—дети. Их воспитанию и образованию уделяется много внимания. В большинстве семей подрастающее поколение воспитывается в том же духе и в соответствии с теми же принципами, которые существовали на протяжении веков. Однако если раньше родители использовали без оглядки опыт своих родителей, то в нынешнюю семью активно проникают новые идеи воспитания. Многие папы и мамы не гнушаются читать книжки о том, как нянчить детей, как их растить, знакомятся с детской психологией, посещают различные курсы, т. е. подходят к воспитанию своих отпрысков не стихийно, а чуть ли не с научных позиций.

Появление в арабской семье ребенка, особенно если это мальчик,— повод для радостного празднества. Ведь арабы Иордании в недавние времена были кочевниками, воинами, вели суровый образ жизни, поэтому мальчик был всем. Он смотрел за стадом, помогал в хозяйстве, заступался за слабого. А повзрослев и сев на коня или верблюда, юноша становился полноправным членом общины, умножал силу и славу племени.