Иорданцы ценят пустыню и все, что с ней связано, любят ее. И свою любовь они стремятся передать чужестранцам. Для туристов, студентов-иностранцев и даже членов дипломатического корпуса предусмотрены экскурсии в пустыню, иногда с ночевкой в шатрах и палатках. Там устраивают угощение чисто иорданскими национальными блюдами, в частности мансафом, очень сытным и вкусным.

Иорданцы говорят, что психологию местных жителей может понять только тот, кто сам пожил в пустыне, прислушался к ее звукам, постиг мудрость обычаев предков, понял их ощущения и переживания. Наверное, в этом есть доля истины. Ведь любой народ имеет свои традиции, связанные с его историей, окружающей средой, природой. Знание всего того, что лежит у истоков национального сознания, помогает разобраться во многих явлениях местной жизни. Следует отметить, что традиции пустыни активно поддерживаются потому, что настоящих их носителей и хранителей, т. е. кочевников, ныне остается все меньше.

Тем не менее, хотя бедуины уже не играют самостоятельной роли в национальном хозяйстве, их значение в создании системы духовных ценностей арабской цивилизации, в формировании мировоззренческой основы, опирающейся на ислам, эстетических представлений, культуры и искусства арабов, также берущих начало в исламе, гражданственности и патриотизма остается огромным. Нормы бедуинской жизни служат мерилом для многих иорданцев, среди которых распространено представление об особой приверженности бедуинов исламу, их верности племени и союзникам, данному слову. Их личностные качества — храбрость, гордость, щедрость, ловкость—ценятся, пожалуй, в любом арабском обществе, но в бедуинском в особенности. Они служат образцом для арабов, одобряются как единственно возможные черты национального характера и превозносятся как идеал.

Возвышение бедуинского начала, тесно сплетенного с исламом, не только плод его идеализации, но и выражение стремления сохранить по возможности в неприкосновенности лучшие традиции предков, основы религии, веками цементировавшей арабскую мусульманскую общину.

Ислам пронизывает все стороны жизни иорданского общества, причем гражданские и религиозные нормы так сплелись, что порой трудно отличить, где начинаются одни и кончаются другие. Религия стала тем социально-психологическим фактором, который оказывает заметное воздействие на поведение населения, определяет отношение людей к самым разным явлениям жизни. По существу ислам в арабском мире — больше, чем просто религия. Он одновременно идеология и образ жизни. Действительно, коранические предписания издавна усвоены арабами, в том числе и иорданцами, как руководство в повседневной жизни. Подчиняя разум сотен поколений арабов, ислам глубоко проник в их сознание, стал психологической основой их действий, он создает стереотипы восприятия окружающей действительности, заставляя верующих все события и явления воспринимать через призму Корана и шариата. Он определяет место мусульманина в мире, выступает как средство познания и объяснения вещей, диктует манеру, в которой правоверные соотносят себя с другими людьми.