Действительно, вид неэлектрифицированных сельских районов уже противоречит общему облику нынешней Иордании, и таких районов в стране пока еще достаточно. Государство постепенно добивается того, чтобы устранить и эти пережитки совсем недавнего прошлого.

Планировка сельских населенных пунктов не очень разнообразна. Один из распространенных ее типов—линейный, при котором крестьянские жилища располагаются вдоль дороги. Планировка наиболее старых селений бывает достаточно сложной. Здесь от плотно застроенного центра расходятся узкие, кривые улочки, с массой неожиданных поворотов, ответвлений, крохотных перекрестков. Для новых деревень все более характерной становится разреженная застройка. Встречаются своего рода хутора или даже отдельно стоящие дома.

В сельской местности люди живут в домах глинобитных или из кирпича-сырца. В восточных районах, где много строительного камня, крестьяне возводят дома из грубоотесанного камня на известковом растворе. Менее зажиточные используют иногда в своих постройках пальмовые листья, циновки и другой быстро приходящий в негодность подсобный материал, который, правда, применяется все реже. Шире используются известняк и ракушечник, из которого сложены многие крестьянские жилища. Их желтоватые или беловатые стены с грубой поверхностью, прорезанной гладкими швами кладки, гармонируют с цветом пустыни. Большинство домов однотипны и почти не отличаются друг от друга. Как правило, они прямоугольны в плане, имеют плоскую крышу и узкие окна, что в максимальной степени соответствует условиям пустыни. Узкие окна пропускают мало солнца, а следовательно, и жары, к тому же они являются данью традиции, когда каждый дом был крепостью, а окна использовались как бойницы. Светлый цвет дома говорит сам за себя — он защищает жилище от перегрева.

Ныне иорданские деревни, какого бы типа они ни были, представляют собой поселения, характерные для переходной зоны от пустыни к городу.

Сильно изменился и внешний облик самих городов, которые стали частью новой Иордании. Приметы нового (железо, сталь, стекло), связанные с растущей урбанизацией, новой технологией, современной культурой, видны повсюду. И рядом со строительными площадками, заполненными грохотом и лязгом механизмов, еще контрастнее выглядят памятники прошлого. Грань между старым и новым становится заметней. Население городов растет. Здесь не только возникают новые для иорданцев явления, связанные с индустриализацией, но, что не менее важно, создается новый тип социальной организации, человеческих отношений, национальной психологии.